Информация к публикации
  • Просмотров: 622
  • Автор: Leri Hot
  • Дата: 30-06-2015, 16:33
  • Нравится
  • 9

Категория: Проза

TEXT.RU - 100.00%

 

 

Если бы несколько лет назад Кире Лавровой сказали, что она прилетит на далекую планету в группе нескольких таких же счастливцев, она бы не поверила. Не потому, что считала это невозможным, не потому, что она не достойна для этой миссии, а совсем по иным причинам. Кира просто не хотела. Ее частная практика психотерапевта была более, чем успешной, именно этим она мечтала заниматься со студенческой скамьи. Работа в коллективе ее не привлекала, экстравертом ее назвать было сложно. Не раз Кире предлагали участвовать в различных проектах в команде самых талантливых и успешных профессионалов, но каждый раз она отказывалась, хотя осознавала важность и нужность такой работы для общества.  Ее вдохновляла работа один на один. Своеобразная «интимность» такой работы, как ни что другое поддерживала и развивала ее профессионализм, позволяла узнавать мельчайшие тонкости человеческого поведения, его мотивы и последствия. Она испытывала непередаваемое чувство удовлетворенности и важности выбранной профессии, когда удавалось помочь человеку выйти из сложной жизненной ситуации.  Кире нужен был обозримо быстрый результат,  а не перспективность и нацеленность на будущее больших проектов. Сказать, что ее частная практика процветала, значит не сказать ничего. За пять лет после учебы ее имя приобрело значительный вес, а талантливые научные работы только добавляли популярности и клиентов.

 

А потом, как говорится в таких случаях, в жизнь вошла любовь. В ее случае она не вошла, а ворвалась как смерч.

 

Взяв несколько дней отдыха, Кира решила улететь из шумного мегаполиса к морю.  Два дня по приезду так и было, шум моря, легкий бриз, ласковые лучи, прохладная вода, интересная книга и тишина, которую нарушал лишь шелест набегающих волн. Придя на пляж, который до этого был пустынным, сезон только-только начинался, она увидела неподалеку от своего, уже ставшим привычным, места группу молодых людей. Они играли в волейбол, смеялись, шумно разговаривали, вроде бы ничего предосудительного, люди отдыхали, веселились, но тишина была самым необходимым условием для Киры.

 

Бросив беглый взгляд на компанию, она поняла, что почитать в спокойной обстановке на пляже сегодня не удастся. Решила искупаться, немного позагорать, а потом уйти отсюда, возможно прогуляться по окрестностям или арендовать небольшой катер для морской прогулки.

 

Как не пыталась она не замечать гомона молодых людей неподалеку, получалось плохо. Не то чтобы это раздражало, но вносило диссонанс в настроение и ожидания. Веселье не утихало ни на минуту, невольно она начала прислушиваться к разговорам и взрывам смеха, теперь они играли в фанты, дурачась, как только можно.

 

Решив, что с нее довольно этого неутихающего потока энергии, Кира собирала пляжные вещи, как вдруг к ней быстро подбежала перевозбужденная девушка.

 

- Ничего не говорите, не двигайтесь, и прошу вас, не возмущайтесь. Так надо. – После этого девушка взяла ее лицо в ладони и… поцеловала. Это не был мимолетный, шутливый поцелуй, напротив, девушка довольно настойчиво захватила губы своими, целуя страстно и жадно, разве что язык не позволил себе лишнего. 

 

От неожиданности и напора, Кира даже не пошелохнулась. Когда незнакомая девушка прервала поцелуй и убрала ладони, их глаза встретились. Серые, которые несколько мгновений назад были наполнены спокойствием стали стальными, с нарастающим в них негодованием и голубые, как небо над головой с искристым озорным блеском.

 

- Что вы твор… – до губ дотронулся палец незнакомки, не давая закончить фразу.

 

- Простите, этого больше не повторится, так получилось. – По всему было видно, что ее это забавляет, не смотря на извинения.  

 

- Оставьте свои дурацкие игры для других, - Кира резко убрала надавливающий на губы палец.

 

- Еще раз, простите. – Девушка развернулась и побежала к своим друзьям, которые встретили дружным смехом.

 

Весь остаток дня из головы не выходило случившееся утром на пляже. Негодование, раздражение, возмущение прошли, в конце концов, на нее лично это «нападение» не направлено. Видимо выпал фант «поцеловать незнакомца», кроме нее поблизости никого не было.

 

«Я пала жертвой обстоятельств». -  Уже к вечеру девушка улыбалась, вспоминая о происшествии, как о забавном случае и, возможно, забыла бы, если бы не одно но…

 

Поцелуй совсем не был неприятным, а губы незнакомки были чуть солоноватыми от морской воды, упругими, горячими… вкусными.

 

«Какими были ее губы, вкусными? Что за ересь приходит в голову. Но, черт возьми, я до сих пор помню их вкус и запах. Определенно надо выпить чего-нибудь крепкого».

 

«Только не это. – Зайдя в бар отеля, Кира увидела все ту же шумную компанию, нарушившую утренний отдых. – Спокойствия мне не видать».

 

Устроившись у стойки, она заказала виски. Обзор отсюда был хорошим для того, чтобы держать в поле зрения неугомонных молодых людей и быть наготове, если им взбредет в голову опять проделать что-нибудь из ряда вон выходящее. Предчувствия не обманули. Утренняя незнакомка встала из-за столика и направилась прямиком к стойке. Наблюдая за приближающейся девушкой, Кира неосознанно изучала ее. Светлые длинные волосы падали на плечи, они казались почти белыми на фоне загоревшего тела. Шла она спокойно, их глаза, встретившись, уже не отпускали друг друга. 

 

- Встречаете меня во всеоружии? – Подойдя к Кире, с улыбкой спросила незнакомка.

 

- Да уж, когда вы поблизости, можно ожидать чего угодно, - тоже с улыбкой парировала Кира.

 

- Простите меня за утро, так вышло, понимаю, что нелепая игра, но когда отдаешься веселью, то кажется, что все вокруг в таком же настроении.

 

- М-гм, бывает.

 

Так в жизни Киры появилась Эля, Эльвира Сафронова, девушка, ставшая первой большой любовью, самым сильным потрясением  и невыносимой болью.

 

Не прошло и месяца с первой встречи, как они стали жить вместе. Их союз не принес родителям Эльвиры радости, они не приняли ни Киру, ни их отношения, но Элю это не остановило.

 

- Малыш, мы два года живем вместе, с тех пор ты не общаешься с родителями – это не правильно. Надо поговорить с ними.

 

- Они практически отказались от меня, но я не очень-то расстроена, мне с тобой намного лучше и спокойней. Они никогда меня не понимали. Не я ушла из дома, они меня практически выгнали.

 

- Я понимаю, солнышко, но не надо оставлять попыток, жизнь не завтра заканчивается, все может измениться. Обещай мне, что ты не сдашься.

 

-Хорошо, обещаю, только одно условие, давай не будем больше сейчас об этом говорить. Сегодня вышел мой первый рассказ, представляешь, его напечатали! – Эля держала в руках один из немногих оставшихся печатных журналов.

 

- Вот это да! Можно почитать?

 

- Конечно. Я буду в соседней комнате, пока ты читаешь. – Она протянула Кире журнал.

 

Даже теперь, находясь за десятки световых лет от Земли, спустя четыре года после тех событий, она все еще корила себя за то, что не увидела, не поняла, не почувствовала надвигающейся беды. Куда делся весь ее хваленый профессионализм, который так эффективно помогал другим, но не смог ничего сделать для любимого человека.

 

Пролистав журнал, она нашла рассказ в разделе «молодые авторы», жанр был определен как детектив.

 

«Детектив? Интересно, никогда бы не подумала».

 

Чтение оставило очень тяжелый осадок. На двадцати печатных листах уместилось невероятное количество насилия. Кира не могла поверить, что жестокие убийства, реки крови, пытки, изуродованные трупы, были придуманы ее девушкой, веселой, искристой, нежной и бесконечно любимой. Написано было действительно ярко и реалистично, верилось в каждое слово. Закончив, она еще какое-то время «переваривала» прочитанное, потом пошла к Эле.

 

- Что скажешь? – Девушка ждала реакции.

 

- Почему именно детектив?

 

- На самом деле я несколько рассказов в редакцию послала, выбрали именно этот, сказали, что написано правдиво. Тебе не понравилось?

 

- Понравилось? Не та характеристика, мне было жутко и страшно, но чтобы понравился такой жанр, то вряд ли.

 

- Так это же здорово! Было страшно, значит, мне удалось передать задуманное.

 

 - Несомненно, тебе это удалось.

 

А потом, приблизительно через полгода, позвонила Зоя Алексеевна, мать Эли. Она была в истерике, говорила постоянно всхлипывая.

 

- Кира, здравствуйте. – Голос дрожал и срывался.

 

- Здравствуйте, Зоя Алексеевна, не ожидала вашего звонка, что-то случилось?

 

- Случилось. Вы не могли бы приехать? Мне срочно надо с вами поговорить об Эле. – Женщина зашлась рыданиями.

 

- Об Эле? Что с ней, что происходит?

 

- Я не знаю, что с ней, мне бы тоже хотелось это понять! Понять, во что она превратилась! -  Крик был настолько сильным, что Кира немного отстранила трубку.

 

- Я сейчас приеду.

 

Дверь моментально открылась после первого звонка. Киру встретила заплаканная, растрепанная женщина в домашней одежде. Девушка ее почти не узнала, всегда элегантно одетая и чопорная мать Эльвиры сейчас представляла собой жалкое зрелище.

 

- Что случилось? У вас кровь на лице, нужен доктор. – Она решительно вошла в квартиру.

 

- Кира, объясните, что с моей дочерью? Мы сегодня с утра разговаривали, она позвонила, сказала, что надо все выяснить. Говорила о том, что мы должны понять ее, что она любит вас и все в том же духе. – Пока женщина говорила, Кира намочила полотенце и попыталась стереть кровь с лица женщины, но та оттолкнула ее  – Да оставьте! Вы меня слушаете?

 

- Я вас внимательно слушаю, но еще вижу рану на голове, надо вызвать врача, думаю, что придется накладывать швы.

 

- Об этом я и хочу рассказать, выслушайте меня и если сможете, объясните, что происходит!

 

- Хорошо, тогда просто приложите это полотенце к ране. – Спокойный, уверенный голос заставил женщину немного успокоиться. Она взяла полотенце и последовала совету. – Итак, я вас очень внимательно слушаю. Что было дальше?


- Дальше все как обычно. Я сказала, что никогда не приму ваших отношений, что мы родители и если мы дороги ей, то придется выбирать с кем остаться. – Кира с сожалением и укором смотрела на эту своевольную, деспотичную женщину, чья материнская ревность и собственные представления о правильном и не правильном создали пропасть между родной дочерью и ею.

 

– Да! Не надо на меня так смотреть! Я не могу принять то, что между вами! Но сейчас не об этом.

 

- Я слушаю вас. – Как можно спокойней произнесла Кира.

 

- Эльвира молчала, ничего не ответила на мои слова, просто повесила трубку. Через час она пришла сюда, разговор, который мы вели по телефону, повторился почти слово в слово. А потом просто встала, взяла графин со стола и ударила меня им по голове! – Женщина вскочила со стула и начала хаотично ходить по комнате, прижимая полотенце к голове.

 

Кира с недоумением смотрела на обезумевшую женщину, не веря ни единому ее слову.

 

- Я упала, и что вы думаете?! Она спокойно посмотрела на меня и ударила ногой в ребра! Это было ужасно больно и …. – женщина опять села на стул и стала рыдать.

 

- Зоя Алексеевна, то, что вы мне рассказали, не поддается здравому смыслу. Вы сейчас о своей дочери говорите?

 

- Конечно, я говорю о своей дочери! Она сошла с ума! Это вы ее такой сделали, вы настроили ее против семьи!

 

- Вы позвонили мне, для того чтобы обвинить в вашей неспособности принять собственную дочь, а просто любить ее такой, какая есть? Видите ли, я достаточно хорошо узнала девушку, которая живет со мной третий год. То, что вы мне сейчас рассказали, в чем пытаетесь убедить, пусть останется на вашей совести. Не скрою – это я убедила Элю наладить с вами отношения. Подумайте, стоит ли разыгрывать такие спектакли или просто попытаться понять и стать снова семьей. Я даже могу вообще не появляться в вашем жизненном пространстве, но вы все еще можете вернуть дочь, если не будете заставлять ее делать выбор, бессмысленный и бесполезный.

 

- Все, что я говорю – чистая правда!

 

- Довольно! – Кира не сдержалась и повысила голос, но быстро взяла себя в руки. – Не знаю, как вы получили эти раны, но знаю, что они не смертельны. Еще раз советую привести себя в порядок, выпить успокоительного и вызвать врача.

 

Вечером Эля рассказала ту же историю, только без эпизода со страшными побоями. Она ни на секунду не сомневалась в искренности любимой. Даже начала успокаивать, но поняла, что этого не требуется, Эльвира была совершенно спокойна.

 

- Не ожидала ничего другого, но ты попросила меня постараться все исправить, я попыталась. Как видишь, ничего не получилось. Не знаю, когда еще у меня возникнет такое желание.

 

- Не буду больше настаивать. Но с твоей матерью надо что-то делать, подлечить ей нервы, например, такими демаршами она причиняет боль самой себе больше, чем другим.

 

- Не хочу вмешиваться. Приедет отец, пусть он думает, я больше не хочу ничего слышать об их паранойе.

 

Прошло не так много времени после этого разговора, как разыгралась страшная трагедия. Супружескую пару Константина и Зою Сафроновых нашли в их квартире хладнокровно убитыми.

 

 

***

 

В материалах уголовного дела говорилось, что убийца проник в квартиру беспрепятственно, открыв дверь своим ключом. В это время Константин Сафронов находился в ванной, где был заблокирован преступником. Зоя Сафронова была на кухне, занималась приготовлением пищи, о чем свидетельствовал не полностью приготовленный суп, который стоял на плите и на момент прибытия полиции был еще теплым.

 

Убийца прошел на кухню, ударил Сафронову по голове. После удара потерпевшая упала, об этом говорили гематомы мягких тканей. Убийца воспользовался кухонным ножом для разделки мяса и перерезал Сафроновой горло.

 

Константин Сафронов, заблокированный в ванной комнате, стучал в дверь и громко кричал, звал на помощь. Стук и крики услышали соседи, которые незамедлительно вызвали полицию. На момент приезда полицейского наряда Сафронов лежал перед ванной без признаков жизни. На его теле было обнаружено колющее ранение в область живота и перерезано горло. Орудие убийства, все тот же нож для разделки мяса, находилось рядом с трупом.

 

Дверь в ванную комнату была закрыта, но не заперта. Внутри находилась дочь потерпевших, Эльвира Сафронова, которая принимала душ. На вопросы отвечать она отказалась, была задержана и доставлена в отделение полиции.

 

При отработке связей подозреваемой в двойном убийстве Эльвиры Сафроновой установлена гражданка Лаврова Кира Вениаминовна, частнопрактикующий врач психотерапевт. После разговора с Лавровой подозреваемая полностью созналась в совершенном преступлении. От предложения обратиться к адвокату отказалась, в связи с чем, согласно уголовно-процессуальным нормам, был назначен государственный защитник.

 

Проведенная судебно-медицинская, а так же психиатрическая экспертиза установили абсолютную вменяемость Эльвиры Сафроновой. Так же не было подтверждено состояние аффекта на момент совершения преступления. 

 

На этом предварительное расследование было завершено в виду полного освещения совершенного преступления и установления преступника. Подозреваемая в убийстве Эльвира Константиновна Сафронова полностью признала свою вину, дала подробные письменные признательные показания, которые подтверждаются собранными уликами.


 

***

 

Кира сидела в зале судебного заседания. Все время после трагедии она находилась словно в тумане, отказываясь верить в реальность происходящего. Тысячекратно прокручивая каждый взгляд, слово, действие любимой. Она вспомнила содержание рассказа, который написала Эля и встречу с Зоей Алексеевной, которая убеждала в том, что дочь ее избила. Все теперь казалось настолько очевидным, что не увидеть и не понять эти сигналы мог только тот, кто не связан с психотерапией, к таким людям Киру отнести было нельзя, либо влюбленный, который видит в предмете своей любви исключительно положительные качества.

 

Чувство вины не давало работать, спать, жить. Еще большим шоком стало поведение самой Эльвиры. После звонка следователя, Кира примчалась в полицию, она увидела свою возлюбленную абсолютно спокойной. Поначалу мелькнула надежда, что спокойствие вызвано уверенностью в собственной невиновности, но это продлилось не долго, до того момента, как Эля начала говорить. Без раскаяния, совершенно хладнокровно, с мельчайшими подробностями, будто рассказывала сюжет своего очередного рассказа. 

 

Страшный сюрреализм происходящего вымораживал душу, выворачивал ее наизнанку. Кира искала причины поведения любимой. Было только одно объяснение – психическое заболевание. Она добилась еще одной очень представительной комиссии, проводившей психиатрическое обследование, в которую входили без преувеличения светила современной психиатрии. Никаких отклонений, известных современной науке, выявлено не было. Все сошлись в одном – это особенность личности.

 

«Как такое может быть? Абсолютная, хладнокровная жестокость – это особенность личности? Для такого нужны причины, предпосылки, заболевания, в конце концов! Раз заболеваний нет, тогда есть психологические травмы, скрытые страхи, мотивированные агрессивные проявления, что-то же должно быть! Я докопаюсь до истины».

 

Из судебного заседания она заполнила лишь то, как Эля на вопрос судьи признает ли она себя виновной, ответила – да. На следующий вопрос, раскаивается ли она в совершенном убийстве родителей, ответила – нет. После чего ее вывели из зала суда, выходя, Эльвира посмотрела на Киру, во взгляде не было ничего кроме спокойствия.

  

При содействии одного из своих клиентов, удалось получить разрешение на посещения под предлогом научного изучения феномена подобного поведения. Хотя это не было предлогом, так и было, но главным было не это, а то, что было жизненно необходимо «оправдать» Эльвиру пусть не перед судом и обществом, а перед наукой. Не может такого быть, чтобы не нашлось причин.

 

Они встречались каждую неделю в течение полугода. Она расспрашивала про все, что было с момента первого в жизни воспоминания, ощущения, эмоции. Ни-че-го. В это было невероятно поверить, но она ничего не нашла, чтобы могло превратить девушку сидящую перед ней в хладнокровного убийцу. Складывалось впечатление, что в один момент, как невидимая рука щелкнула выключателем и жизнерадостная, веселая, солнечная девушка превратилась в чудовище. Словно механизм этого превращения был запущен искусственно. Но как такое возможно? Ответов не было.

 

Отведенные для их встреч полгода прошли. Теперь Эльвира будет отбывать пожизненное заключение без права на любые посещения и письма до самой смерти.

 

Погруженная в личные переживания и потрясения, которые перевернули жизнь, Кира не замечала ничего, что происходило вокруг. Только тогда, когда ее пригласили в правительственный комитет по космонавтике, она узнала, что набирается международная команда для полета на другую планету, которая находится вне нашей системы, а ее, как специалиста высокого класса, порекомендовал научный совет института психиатрии и психологии.

 

Сторонившаяся раньше подобных мероприятий на этот раз Кира согласилась. Хотелось убежать от действительности, а куда уж дальше, чем не за десятки световых лет? Однако, была еще причина, в которой она не признавалась даже себе самой. Где-то в недрах сознания вдруг появилось ощущения необходимости совершить это путешествие, что именно там она найдет нужные ответы. Это ощущение было насколько мимолетным настолько и неотвратимым.

 

И вот теперь, в числе остальной команды, она стоит на пороге великолепной виллы, на пороге новых открытий для всего человечества, на пороге ответов для нее лично.


 

 

Предыдущие главы: 


Глава 1. Прилет.

Глава 2. Контакт.


Метки к статье: фантастика

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
<
Versova

1 июля 2015 14:36

Информация к комментарию
  • Группа: Админ
  • Регистрация: 19.01.2015
  • Статус: Пользователь offline
  • Публикаций: 31
  • Комментариев: 346
вооот теперь мне нравится, в этом виде) начинают раскрываться персы, появляться истории и оттого интерес сохраняется, и интрига тоже) жду продолжения)
  • Нравится
  • 0
<
Leri Hot

1 июля 2015 17:11

Информация к комментарию
  • Группа: Администратор
  • Регистрация: 14.01.2015
  • Статус: Пользователь offline
  • Публикаций: 110
  • Комментариев: 447
Цитата: Versova
вооот теперь мне нравится, в этом виде) начинают раскрываться персы, появляться истории и оттого интерес сохраняется, и интрига тоже) жду продолжения)

посмотрим, как дальше пойдет)) спасибо, Ань)
  • Нравится
  • 0
<
Тия

2 июля 2015 00:36

Информация к комментарию
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
Не люблю фантастику...хотя, в детстве зачитывалась Беляевым и другими авторами фантастических публикаций.
Возможно, придет время и ваших публикаций. Или оно пришло?
Я в группе ожидающих продолжения.
  • Нравится
  • 0
<
Leri Hot

2 июля 2015 09:39

Информация к комментарию
  • Группа: Администратор
  • Регистрация: 14.01.2015
  • Статус: Пользователь offline
  • Публикаций: 110
  • Комментариев: 447
Цитата: Тия
Не люблю фантастику...хотя, в детстве зачитывалась Беляевым и другими авторами фантастических публикаций.
Возможно, придет время и ваших публикаций. Или оно пришло?
Я в группе ожидающих продолжения.

Возможно, что придет такое время, в жизни всякое случается, я особо не стремлюсь), а пока только тут). Спасибо большое, буду экспериментировать дальше с фантастикой и не только). Приятно снова вас видеть).
  • Нравится
  • 0

Теги

18 мая, 9 мая, ёлка, август, Амедео Модильяни, Анна Павлова, арт, архитектура, балет, Башня грифонов, Борис Кустодиев, Валентина Серова, военные песни, война, вышивка, Галина Уланова, герой, город, графика, Далида, День Победы, Дженис Джоплин, дождь, живопись, жизнь, заговор, Зинаида Гиппиус, ирисы, история, карандаш, Карл Брюллов, картина, картины, Константин Симонов, конструктивизм, кризис, критическая статья, Леонардо да Винчи, лилия, любовь, любящие, Майя Плисецкая, макс роуд, Марлен Дитрих, масло, медиа, месть, миниатюра, мистика, муза, музыка, Натюрморт, нежность, Николай, Океан, отношения, П.И. Чайковский, Память, Париж, пастель, Петербург, плакат, Победа, повесть, подвиг, поэзия, поэт, принцесса))), пьеса, рассказ, рисунок, рисунок карандашом, Саламбо, Санкт-Петербург, Семечко, Сказка, скрипка, старый чемодан, стена памяти, стихи, страсть, счастье, сюрреализм, Тайная вечеря, тушь, уголь, утро, фантастика, фарс, философия, фото, Фрида, холст, хэнд мейд, цветок, ценности, чемодан, шедевр, Элизабет Бишоп, Эрмитаж

Показать все теги
^